Меню
Среда, 07 февраля 2018 22:13

Ганс Файхингер «Философия «как если бы»» Часть 23 Глава 19

Международная библиотека психологии,
философии и научного метода

Философия «как если бы»

Система теоретических, практических и религиозных фикций человечества

Автор – Г. Файхингер, 1911
Переведено на английский, 1935
Ч. К. Огденом
Переведено на русский, 2017
Е. Г. Анучиным
Редактор – Е. Ю. Чекардина

Переведено при поддержке журнала © ПсихоПоиск.
Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Копировании материалов книги разрешено только при наличии активной ссылки на источник.


 

Продолжение...

Б. – ЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ НАУЧНЫХ ФИКЦИЙ

ГЛАВА 19

Вступительные заметки о положении фикций и полу-фикций в логической системе в целом

Теперь мы завершили наше описание полу-фикций и настоящих фикций и нашли подтверждение нашим взглядам, что есть постоянный и постепенный переход от одного к другому, хотя логически они должны твердо различаться. Впервые встреченной нами полу-фикцией стала искусственная классификация и метод абстрагирования, а завершили мы обсуждением реальных фикций – Атома, Бесконечности и Вещи в себе. Переход между двумя частями представляется практическими фикциями (глава 9), и с этой точки начинаются чистые фикции.

Полу-фикции подтвердили общий принцип, заявленный выше, а именно, что это методы и концепции, основанные на простом отклонении от реальности. Здесь, однако, отклонение имеет материальную природу, тогда как в случае с фикциями в более узком смысле отклонение несет также и формальный характер; поскольку в их случае с содержимым реальности разнятся не только конструируемые концепции, но и вновь сконструированные противоречат формальному принципу реальности, закону идентичности и противоречия, т.е. они самопротиворечивы.

Когда мы исследуем широчайший масштаб охвата этих методов, мы можем с лёгкостью задаться вопросом, почему они до сих пор не были описаны в логике. В большинстве мы находим, что в логике эти феномены либо подводятся под похожие, но не идентичные случаи, либо они просто игнорируются. Фиктивные предположения обычно обсуждались как гипотезы, и тем не менее, как было ясно показано выше, они фундаментально различаются, несмотря на их кажущуюся похожесть. До тех пор, пока вышеперечисленные фикции появляются в форме интерполированных концепций и как предположения, внешне напоминающие гипотезы, они воспринимались как гипотезы. Но до тех пор, пока это методы, они группировались – если вообще рассматривались – с некоторыми индуктивными или дедуктивными методами. На самом деле, в большинстве случаев они были опущены. Это было вызвано страхом трудностей, которые казались такими же причастными, как и невежеством в отношении методологических деталей науки.

В таком случае, не должно вызывать удивления, что после сказанного выше, принимая фикцию в ее широчайшем значении фиктивной деятельности, мы помещаем ее на одну ступень с дедукцией и индукцией как третий член системы логической науки. Для нас выглядит неправильным просто включить обсуждаемые нами методы в категорию индукции; поскольку, во-первых, они не принадлежат лишь индуктивной науке, а во-вторых, вся их природа и процедура весьма разнятся (1) с правилами индукции.

Таким образом, мы считаем необходимым относиться к фикции, по крайней мере, как к независимому приложению к более старой логике индукции, хотя мы считаем, что она может занимать свой собственный, независимый раздел.

Индукция показывает прямой маршрут, по которому наша цель должна быть достигнута, а препятствия преодолены, тогда как фикция показывает непрямые, обходные пути. Индукция, таким образом, это методология описательных наук; фикция же – метод точных математических и этико-политических наук, едва обладающий каким-либо приложением в области описательных и исторических наук. В случае с последними мы думаем не о теоретическом понимании, как в случае с математическими науками, а об определении причинных связей, что возможно лишь через осторожное наблюдение и объективное описание.

Действительно, одной из главнейших задач логики и методологии является раскрытие отличий в методах различных наук и их объяснение. (2)

Дедукция, разумеется, тесно связана с фикцией, хотя и не ближе, чем индукция; и особенно в определенных случаях она так же близко относится к аксиоме, как к гипотезе, хотя фундаментально отличается от обеих. К примеру, аксиомы и гипотезы тщатся быть выражениями реальности. Фикция, с другой стороны, не является таким выражением и не стремится быть им.

Это связано с уже упомянутым моментом, который мы должны сейчас особенно выделить;

а именно, что истинная фикция, сформулированная в строго научном виде, всегда сопровождается осознанием, что фиктивная идея, фиктивное предположение не имеет реальной ценности. Наиболее исторически важные фикции, к примеру, система Линнея, теория Адама Смита и, отчасти, атомарная теория и дифференциальные исчисления демонстрируют этот факт.

Можно добавить, что сознание, заключающее в себе научные фикции, также распространяется на понимание того, что они – это либо лишь вспомогательные концепции, которые будут заменены или исправлены, либо они есть лишь для того, чтобы поддерживать логическое сообщение. Первая альтернатива более обычна для полу-фикций, вторая для настоящих фикций: первые исторически условные, вторые – это логически условные фикции. Первые со временем исчезают, вторые опускаются в течение операции.

Если под неточностью мы понимаем отклонение от реальности, а под ошибкой – противоречивую концепцию, то тогда мы можем назвать полу-фикции «осознаваемыми неточностями», а настоящие фикции «осознанными ошибками» или «осознанными противоречиями», одна группа преобладающе служит чисто практическим целям, другая теоретическим. Первые больше используются для логических «операций», вторые для «понимания»; и в то время, как полу-фикции ведут нас назад, к мотивам методологии, настоящие фикции ведут к тем, что связаны с теорией знания. Первое более присуще природе непрямого метода, другое – природе неверной концепции: одно непременно искусно заменяет что-то осознаваемое на то, что действительно дано; другое непременно искусственно и смешивает данное с немыслимым.

Полу-фикции полагают нереальное, настоящие фикции – невозможное. Первое избегает сложностей, отклоняясь от реальности, последнее, с другой стороны, создает новые сложности, и гораздо свободнее с данным; поскольку в то время, как полу-фикция лишь фальсифицирует реальность объектом обнаружения истины, настоящая фикция делает реальность неосознаваемой – с целью того, чтобы она могла быть осознана. Полу-фикции – это лишь обходные пути, и они покрывают одни и те же места, тогда как настоящие фикции покидают землю вместе с реальностью и воспаряют в воздух. Первое ведёт себя в противоположность, второе – в противоречие с фактами; первое заменяет нечто реальностью, второе вставляет невозможные элементы.

Полу-фикции в общей массе кажутся проще реальности, настоящие фикции более сложны. Согласно первым, ошибки должны исправляться, если настоящее продвижение вперёд необходимо, в то время как в случае со вторыми ошибок можно избежать, лишь если концепции будут отброшены после. Ошибки, допускаемые с полу-фикциями, находятся в конфликте с объективным положением дел, тогда как с настоящими фикциями мы неизбежно получаем формальные ошибки в мышлении, логические ошибки. Первое двигается обходными путями и срезами, второе путями запретными. И наконец, в то время как полу-фикции изменяют данное, настоящие фикции заражают его, в определенной степени, элементами, данному не принадлежащими, и тем не менее работающими в пользу его осознавания.

Предыдущие части книги можно найти по ссылке: https://psychosearch.ru/biblio/filosof/hans-vaihinger

Подписаться на книгу

Я хочу получить экземпляр книги, когда перевод будет закончен.
Бумажная версия
Электронная версия

Переведено на русский Е. Г. Анучиным при поддержке журнала © ПсихоПоиск.
Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна
Копирование материалов книги разрешено только при наличии активной ссылки на источник.


На английском в Литрес На английском в OZON На русском языке в ПсихоПоиск

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!



Прочитано 445 раз

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях, чтобы быть в курсе новостей:


 

На лучшие статьи по психологии, вышедшие за последнюю неделю.

ноября 21, 2015

Рецензия. Практика и теория индивидуальной психологии

Альфреда Адлера вполне обоснованно считают предтечей современной гуманистической социологии и психологии, хотя его имя и его труды известны у нас гораздо в меньшей степени, чем исследования З.Фрейда и К. Юнга. У наследия Адлера странная судьба, его идеи…
марта 09, 2018
Крис Фрит «Мозг и душа. Как нервная деятельность формирует наш внутренний мир»

Эксперименты Либета, свобода воли и выводы Криса Фрита

Отрывок из книги: Крис Фрит «Мозг и душа. Как нервная деятельность формирует наш внутренний мир» об экспериментах Либета, свободе воли и выводах Криса Фрита. […] Воля? Сознание? Программа? Кто же всем управляет? Большая часть работы ученых вызывает мало…
декабря 06, 2016

Краткая биография Антона Павловича Чехова

Русский писатель Антон Павлович Чехов стал одним из самых известных русских писателей 20 века за рубежом благодаря тому, что одним из первых поставил вопрос о ценности отдельного человека. В своем драматургическом творчестве личность человека он сделал…
вверх