Меню
Воскресенье, 15 октября 2017 19:41

Ганс Файхингер «Философия «как если бы»» Часть 9 Базовые принципы Глава 1,2

Международная библиотека психологии,
философии и научного метода

Философия «как если бы»

Система теоретических, практических и религиозных фикций человечества

Автор – Г. Файхингер, 1911
Переведено на английский, 1935
Ч. К. Огденом
Переведено на русский, 2017
Е. Г. Анучиным
Редактор – Е. Ю. Чекардина

Переведено при поддержке журнала © ПсихоПоиск.
Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Копировании материалов книги разрешено только при наличии активной ссылки на источник.


Продолжение...

ЧАСТЬ 1

БАЗОВЫЕ ПРИНЦИПЫ

Общие вступительные ремарки по фиктивным конструктам

Нормальные и наиболее естественные методы мышления всегда имеют в качестве своей основной цели формирование таких конкретных апперцепций, которые обладают конечным и определенным свойством; и только такие мыслительные конструкты формируются, как это может быть показано, чтобы соответствовать некоторой реальности. На самом деле, это неотъемлемая часть задачи науки – развитие только таких идей, цели которых устанавливают соотношения, и устранение всех примесей субъективного.

Однако такую задачу непросто выполнить, поскольку на пути встречается множество трудностей. Идеал, в котором мир идей существует исключительно из согласованных, упорядоченных и непротиворечивых конструктов, может быть достигнут только медленным и трудным путем. Путь к этому идеалу лежит через методологию.

Первой и естественной задачей методологии является предложение направления, в котором следует искать представления, обладающие реальной ценностью.

Мы естественно склонны настраивать наши представления, испытывать их сравнением с реальностью и считать их свободными от противоречий. Это наиболее естественный и очевидный метод, и он представляется единственным способом продвижения научной теории знания вперед. Это оставалось бы правдой, даже если бы наши умственные конструкты были прямыми отражениями реальности. Но традиционные способы и результаты мышления уже содержат так много субъективных и фиктивных элементов, что становится неудивительным, если мысль начинает проявлять себя и в других направлениях. Необходимо помнить, что объект мира идей как целого не является отображением реальности – такая задача была бы невозможна – но скорее заключается в предоставлении нам инструмента более простого поиска пути в этом мире. Субъективные мыслительные процессы неотъемлемы от всей структуры космического феномена. Они представляют высшие и окончательные результаты органического развития, а мир идей – это прекрасный цветок всего космического процесса; но по этой же причине он не является его копией в обычном смысле. Логические процессы – это часть космического процесса, и их наиболее непосредственным объектом являются сохранение и обогащение жизни организмов; им следует служить инструментами осуществления более завершенной жизни; они служат посредниками между живыми существами. Мир идей – это система взглядов, рассчитанная на то, чтобы выполнять эту функцию; но видеть в ней по этой причине копию означает поспешное и неоправданное сравнение. Даже элементарные ощущения не являются копиями реальности; они скорее лишь инструменты для измерения изменения реальности.

 Прежде чем мы приступим к нашему заданию, необходимо заметить различие, которое в свою очередь будет нести в себе большую важность. Мыслительные конструкты, строго говоря, являются реальными фикциями, когда они противоречат не только реальности, но и себе; концепция атома, к примеру, или «Вещь в себе». От них следует отличать конструкты, противоречащие или отклоняющиеся только от данной реальности, но не противоречащие себе внутренне (к примеру, искусственные классы). Это последнее может называться полу-фикциями или частично фикциями. Эти типы не явно отделены друг от друга, но соединены переходами. Мысль начинается с небольших начальных отклонений от реальности (полу-фикций) и, становясь все смелее и смелее, заканчивает оперированием конструктами, которые противоречат не только фактам, но и самим себе.

А. – ПЕРЕЧИСЛЕНИЕ И РАЗДЕЛЕНИЕ НАУЧНЫХ ФИКЦИЙ

ГЛАВА 1

Искусственная классификация

Наиболее широко используемым из тех «временных методов», что мы назвали «полу-фикции», является искусственная классификация. Предельно действительным конструктом, соответствующим ей, и тем, что в свое время занимает ее место, является естественная система. Все космические объекты представляют собой особые формы, теоретически выраженные в какой-либо классификации, и когда эта характеристика в каждом отношении соответствует реальности, это и есть естественная система. Естественная система сама по себе является одной из самых сложных задач философии и естественной науки, и из нее возникает жизненно важный вопрос природы видов.

Естественной системой является та, в которой элементы упорядочены в соответствии с принципами, которым, по всей видимости, следует природа при их развитии. Выражаясь кратко, естественная система классификации должна быть копией, относящейся к действительным истокам и взаимным отношениям всех вещей. Это и есть цель науки и всякий прямой метод должен работать направленным на нее.

Именно здесь оправдываются все соображения, развитые до сих пор. Материал в нашем распоряжении представляет так много внушительных препятствий на прямом пути, что логическая функция начинает развиваться путями окольными. Она применяет выдумку; она создает искусственные классы. Что это значит? В нашей психологической терминологии это означает, что она временно заменяет правильные конструкты другими, не соотносящимися с реальностью напрямую. И тогда она оперирует этими фиктивными классами, как если бы они были настоящими. Здесь мы можем только привлечь внимание к хорошо известному факту, что искусственная и фиктивная классификация всегда выбирает из целой группы символов определенно выделяющийся и основывает свое разделение на нем, не взирая на способ, которым эти символы естественно определяются друг другом. Эти временные средства классификации не только служат практической функции, позволяя упорядочить объекты и подвести под определенные заголовки, предлагая в то же время своего рода мнемоническое устройство, но и несут теоретическую ценность, так как они исполняют эвристическую службу, подготавливая и содействуя открытию естественной системы. Искусственные системы, в общем, основаны на этих видовых концепциях, которые сами по себе лишь вносят поверхностный порядок в спутанную массу феномена.

Эвристические методы, основанные на дихотомии и т.д., являются ничем иным, как особым подразделом этого искусственного метода группировки. Искусственные классификации, однако, сами по себе в определенных неотъемлемых отношениях следуют иной теории, нежели классификации естественные. Эти правила в частности относятся к предупреждению ошибок, неизбежно рождаемых искусственными разделениями: ошибок, возникающих не только в связи с фактом того, что естественное устройство феномена не может быть зажато в эту искусственную систему взглядов и не соответствует ему, но еще и с тем, что через эти искусственные системы возникают невозможные подразделения, которые не могут существовать в действительной реальности.

В качестве примеров, среди прочих, мы имеем систему Линнея и множество более поздних классификаций животных, растений и человека, все из которых были оформлены с более или менее осознанным чувством их искусственности. В этом отношении заслуживает похвалы, в частности, Ламарк. В технических правилах, данных в его Philosophie Zoologique (один из основополагающих трудов по зоологии, написанный Жаном Батистом Ламарком и опубликованный им в 1809 году), в отношении «Искусственных устройств» [E.T. Часть I, Глава I, стр. 19] он детально обсуждает эту тему. Вместе с ним могут быть упомянуты Кювье, Блюменбах, Кант и огромное число ученых, кто либо самостоятельно использовал эти искусственные классификации, либо разбирался с их теоретическими основами.

Эта искусственная классификация является почти что единственным вспомогательным средством мысли, у которого есть хороший шанс быть досконально изученным логиками. В этом случае, конечно, было достаточно очевидным, что мы имеем дело не с непосредственно реальностью напрямую, но с косвенными и условными мыслительными конструктами и способами мысли. Разнообразные характерные черты всех фикций ясно проявлены уже здесь: в частности, факт того, что все фикции из предыдущего анализа приводили к противоречиям, заслуживает особого рассмотрения, и позже мы углубимся в него более подробно.

До тех пор, пока такие фикции рассматриваются как гипотезы, без понимания их природы, они являются ложными гипотезами. Они представляют реальную ценность, лишь если понимается, что они были намеренно сконструированы как условные представления, которые в некотором будущем должны предоставить место для лучших и более естественных систем.

ГЛАВА 2

Абстрагирующие (пренебрегающие) фикции

Я включаю в этот термин различные методы, в которых отклонение от реальности проявляет себя конкретно в опускании определенных элементов.

Особенность, разделяемая всеми фикциями в этом классе, состоит в отрицании важных элементов реальности. Как правило, причина формирования этих фикций может быть найдена в тонкой комплексности фактов, что благодаря их необычайной сложности делает их теоретическое использование чрезвычайно трудным. Таким образом, логические функции неспособны выполнять свою работу нетронутыми, поскольку в этом случае становится невозможным держать различные волокна, из которых сплетена реальность, раздельно друг от друга.

Тогда, так как материал слишком сложен и запутан, чтобы мысль была способна разбить его на составные части, и так как природа искомых причинных факторов, скорее всего, слишком сложна, чтобы быть определенной напрямую, мысль прибегает к выдумке, средствами которой она условно и временно опускает ряд параметров и выбирает из них наиболее важный феномен.

Стандартный пример – хорошо известное предположение Адама Смита, согласно которому, все человеческие действия продиктованы эгоизмом. Мы попытаемся дать особо типичный пример каждой разновидности выдумки и использовать его с целью изучения как схемы конструкта, так и методологии примененной выдумки путем самого тщательного анализа. Что касается искусственной классификации, безусловно, наиболее типичным историческим примером является ботаническая система Линнея; в то время, как для абстрагирующих фикций, основанных на опускании определенных элементов, лучшим является предположение Адама Смита, которое долгое время рассматривалось как гипотеза.

Ни Адам Смит, ни Линней не относились к себе как к имеющим дело с чем-то большим, чем фикция. Доказательство утверждения, что Адам Смит подразумевал свое предположение лишь как условную фикцию, было дано Боклем в введении к его History of Civilization in England (История цивилизации в Англии), и этот взгляд был специально подчеркнут в Германии работой Ф. А. Ланге.

Эмпирические проявления человеческих действий так чрезмерно усложнены, что они представляют почти непреодолимые препятствия, когда мы пытаемся понять их теоретически и свести их к причинным факторам. Для сооружения своей системы политической экономики Адаму Смиту была необходима причинная интерпретация человеческой деятельности. С безошибочным чутьем он понял, что главная причина лежит в эгоизме, и он сформулировал свое предположение таким образом, чтобы все человеческие действия, а в частности те, что относятся к деловой или политико-экономической сфере, могли бы быть рассмотрены, как если бы их движущая сила заключалась в одном единственном факторе – эгоизме. Следовательно, все второстепенные причины и частично обуславливающие факторы, такие как доброжелательность, привычка и так далее, здесь опускаются. С помощью этой абстрактной причины Адам Смит затем преуспел в сведении всей политической экономики к упорядоченной системе. Он представил ее как аксиому и вывел из нее отношения, вовлеченные в торговлю и коммерцию, последовавшие в систематической необходимости. Предположение «гармонии» всех индивидуальных интересов тесно связанно с этим; и это предположение, которое, хоть и представляющее большую ценность как фикция, совершенно губительно как гипотеза или догма.

Но это лишь условные предположения, которые, как бы они строго ни применялись, должны быть остро отличаемы от гипотез. Они сопровождаются или, по крайней мере, должны сопровождаться сознанием, с целью их не соотношения с реальностью, и чтобы они сознательно замещали долю реальности законченным рядом причин и фактов.

Эти искусственные методы приложены где бы ни возникла сложная ситуация такого рода, в частности, в рассмотрении политической экономии и социальных и нравственных отношений.

Есть еще одна сфера, где использование этого метода принесло чрезвычайно плодотворные результаты, и это теоретическая механика.

Феномены здесь так масштабны, что часто лишь эти абстрактные причины принимаются за причинные факторы, тогда как другие на время опущены. Именно в определении механических отношений тел опускаются эти второстепенные причины с целью упрощения, а все механическое движение и т.д. интерпретируется, как если бы только оно зависело от абстрактных факторов.

В физике мы видим такую фикцию в факте того, что неоспоримые массы, к примеру, Солнца и Земли, в связи с выводом определенных базовых концепций механики и расчетом их обоюдного притяжения сводятся к точкам или сконцентрированным в точки (гравитационные точки) с целью посредством этой фикции содействовать представлению более сложносоставного феномена. К такому пренебрежению частями в особенности прибегают в случаях, когда очень малый коэффициент принимают равным нулю (cf. Bacon в его Nov. Org., II, 146. В частности, выделяется пассаж в Книге II, параграф 36, где он задается вопросом, были ли «некоторые небесные движения выдуманы с целью упрощения наших расчетов»).

Есть много других областей запроса, где этот метод был применен с некоторым успехом. Есть, к примеру, все мыслительные конструкты, выводящиеся из фикции статуи Кондильяка, реанимированная, например, Штейнталем, с целью упрощения психологического запроса.

Психологические условия в частности так сложны, что априори только те фикции в целом возможны и мыслимы здесь, которые в основном делают ударение только на один пункт и опускают остальные с целью таким образом сделать лечение более осуществимым. С тех пор, как аналогия психических феноменов с механическими процессами была признана, этот метод нашел свое место в абстрактной психологии. Законы Гербарта, как и некоторое число других предположений, могут также быть показаны фикциями, обладающими практической ценностью, а не гипотезами, как полагалось до сих пор.

Первая попытка отнестись к формулам Герберта как к условным, абстрактным фикциям, была сделана Ланге, в частности, в его монографии Grundlegung der mathematischen Psychologie. Позже Штейнталь экспериментировал с этим методом и сформулировал теоретические предложения, к которым он пришел, лишь опуская множество эмпирических факторов. Глогау в его работе Steinthals psychologische Formeln соглашается с тем, что эти формулы были сведены к предельно простым выражениям в основном благодаря опущению эмпирических факторов.

... продолжение следует.

Подписаться на книгу

Я хочу получить экземпляр книги, когда перевод будет закончен.
Бумажная версия
Электронная версия

Переведено на русский Е. Г. Анучиным при поддержке журнала © ПсихоПоиск.
Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна
Копирование материалов книги разрешено только при наличии активной ссылки на источник.


На английском в Литрес На английском в OZON На русском языке в ПсихоПоиск

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!



Прочитано 1130 раз

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях, чтобы быть в курсе новостей:


На лучшие статьи по психологии, вышедшие за последнюю неделю.

декабря 27, 2017
Брюс Ли: психология и жизненные стратегии

Брюс Ли: психология и жизненные стратегии

Брюс Ли скоропостижно скончался 20 июля 1973 года. Ему не исполнилось и 33 лет. Хилый китайский подросток, плохо учившийся в школе, ушел из жизни создателем собственной школы боевых искусств, актером, снявшимся в 36 фильмах и собравшим в прокате 3,5 млн.…
мая 30, 2020
Кларк Леонард Халл

Кларк Леонард Халл: гипотетико-дедуктивный метод и теория научения

Несмотря на то, что в необихевиоризме, очевидно, есть много белых пятен, вклад Кларка Леонарда Халла в мировую психологию сложно переоценить. Вместе с тем история его жизни и профессионального становления не менее известна, чем его труды. Проблемы со…
июня 29, 2017
Карл Густав Юнг «Человек и его символы»

Карл Густав Юнг «Человек и его символы»

Эта книга была последней, заключительной в жизни великого мастера психоанализа Карла Густава Юнга. Она имеет свою интересную историю и особое предназначение. Если точнее, то книга «Человек и его символы», в отличие от других работ Юнга, предназначена широкому…
вверх