Меню
Пятница, 25 мая 2018 23:46

Дэниел Дэннет: как никуда не прийти на пути к пониманию сознания

Книга Дэниела Дэннета «Виды психики: на пути к пониманию сознания» начинается многообещающе – с постановки вопросов: «Можем ли мы вообще знать, что происходит в сознании другого? Может ли женщина знать, что значит быть мужчиной? Какие переживания испытывает младенец во время родов? Какие переживания испытывает, если вообще испытывает, плод в чреве матери? А как насчет психики не-людей? О чем думают лошади? Почему грифов не тошнит от гниющей падали, которой они питаются? Когда рыболовный крючок пронзает рыбью губу, причиняет ли он рыбе такую же боль, какую причинил бы вам, если бы пронзил вашу губу? Могут ли пауки думать, или они просто крошечные роботы, механически плетущие свои элегантные паутинки?

Почему бы в таком случае робот не мог иметь сознания – будь он особым образом сконструирован? Существуют роботы, которые могут двигаться и обращаться с предметами почти так же умело, как пауки; мог бы более сложный робот чувствовать боль и заботиться о своем будущем так же, как это делает человек? Или здесь лежит непреодолимая пропасть, отделяющая роботов (и, возможно, пауков, насекомых и прочих «искусных», но лишенных психики созданий) от тех животных, у которых есть психика? Быть может, все животные, исключая людей, в действительности являются механическими роботами? Рене Декарт известен тем, что считал так в XVII веке. Не мог ли он серьезно ошибаться? Быть может, все животные и даже растения – и даже бактерии – обладают психикой?» [1]

Вопросов слишком много, и все они чрезвычайно интересны – во всяком случае для тех, кого действительно занимают вопросы сознания. И автор умело создает иллюзию, что работа посвящена поиску ответов. А может быть, сам находится под влиянием этой иллюзии…

Не хочется говорить, что книга не стоит прочтения – стоит, если вас интересует чья-то игра ума, может, и блестящая, но ни к чему не ведущая. Дэннет может полагать, что размышления Декарта ошибочны и недоказательны. Вопрос в том, далеко ли он сам ушел от Декарта: доказательств у него тоже нет. Более того: иногда уважаемый философ то ли забывает кое-что, то ли намеренно морочит читателя. Скажем, одна из частей книги называется «От фототаксиса к метафизике» - она рассматривает «нарастание» сознания в процессе эволюции. Но дальше самых простых прагматических выводов в этой главе нет ничего. До метафизики-то он так и не добрался! Более того: если следовать рассуждениям Дэннета, закономерно возникает вопрос: какая еще метафизика?! И откуда, собственно, в человеческом обществе взялись культура, искусство, наука?

Кто написал эту книгу?

Дэниэл Дэннет (1942 г.р.) – философ-аналитик, профессор философии университета Тафта, один из директоров центра когнитивных исследований. Области его интересов – философия сознания и создание искусственного интеллекта (консультант некой группы ученых Массачусетского технологического института, создающих антропоморфных роботов). Книги его вызывают бурные дискуссии не только в философских кругах – в них что-то ищут и даже находят психологи, специалисты по робототехнике и, возможно, даже радикальные феминистки и пролайферы («Может ли женщина знать, что значит быть мужчиной?.. Какие переживания испытывает, если вообще испытывает, плод во чреве матери?»).

Работы Дэннета провокационны ровно настолько, чтоб зацепить и даже обидеть идеалистов – Дэннет убежденный материалист и ему ничего не стоят заявления вроде того, что люди ничем не отличаются от роботов. Эволюция провела нас путем проб и ошибок, то есть «бессистемного тыка», от ничего не соображающих бактерий, умеющих только выживать и приспосабливаться, к тому, что мы представляем собой сейчас – а мы продолжаем выживать и приспосабливаться, только в результате накопленного опыта делаем это все лучше. Мышление и сознание – это просто физиология, все те же молекулы, запрограммированные на выживание, просто уже в ином, более «качественном» сочетании. То есть, по сути, аналог компьютерной программы. Люди – биологические роботы, состоящие из роботов, состоящих из более мелких роботов… За эти идеи Дэннета обзывали «бостонским зомби», и ему якобы даже нравится это прозвище (неудивительно, учитывая его страсть к роботам). Если идея о том, что ваш разум – просто машина, вас удручает, утверждает Дэннет, значит, вам просто не хватает воображения!

Что любопытно, именно эта книга вызывает вопрос: как с воображением у самого уважаемого философа? Иногда кажется, что у него категорический недостаток воображения, а в другом случае, наоборот, что воображение у него зашкаливает… А ведь кто-то считает, что произведения Дэннета – это «Неистощимая фантазия, образный язык, применение остроумных аналогий и примеров» ... [2]

О некорректных примерах

«Когда я обращаюсь к вам, я включаю нас обоих в класс обладателей психики. Отталкиваясь от этой неизбежной отправной точки, я создаю или допускаю обособленную группу, класс привилегированных лиц, противопоставляемых всему остальному во вселенной. Это кажется излишне очевидным, так глубоко оно укоренилось в нашем мышлении и речи, но я должен остановиться на этом подробнее. Когда есть мы, человек не одинок; солипсизм ложен; наличествует сообщество. Это становится особенно ясно, когда мы рассматриваем некоторые любопытные вариации:

«Покинув Хьюстон на рассвете,
Мы устремились по дороге –
Я и мой грузовик».

Странно. Если этот парень считает свой грузовик подходящим компаньоном, заслуживающим места под зонтиком «мы», то ему, должно быть, очень одиноко. Либо его грузовик должен быть оборудован таким образом, что это вызвало бы зависть у всех роботостроителей» [1].

Действительно, странно, когда серьезный ученый делает подобные выводы из обычного поэтического тропа… Поэзия не входит в круг его интересов и он не представляет, как она работает? Но мы-то можем представить, что он сказал бы о строчке типа «Подруга рейнская тихонько говорит, Вольнолюбивая гитара» ... То ли ужасно одинокий декабрист, раз уж записал гитару в подружки, то ли гитара с искусственным интеллектом! А уж про «Я як-истребитель» и говорить нечего: создатель сего – явно с диссоциативным расстройством личности или вовсе шизофреник, считает себя самолетом, отстранив от себя собственную личность («ведь тот, который во мне сидит, считает, что он – истребитель!»).

Дэннет действительно убежден, что несуществующий «парень» (лирический герой стихотворения) считает свой грузовик разумным? У кого-кого не хватает воображения?..

«Напротив, «мы – я и моя собака» вообще нас не удивляет, тогда как «мы – я и моя устрица» трудно принять всерьез. Другими словами, мы вполне уверены в том, что у собак есть психика, но мы сомневаемся, есть ли она у устриц» [1]. А у жаб и ящериц? Раз уж Дэннет считает допустимым делать выводы на основе литературных образов, то должен же он знать новеллу своего соотечественника О`Генри «Джимми Хейз и Мьюриэл»? «Я и моя рогатая лягушка», и всех прочих персонажей это удивило только в первый раз, при знакомстве, а далее воспринималось как должное. Кстати, этот коротенький рассказ можно прочитать вместо весьма умозрительного произведения Дэннета – и задаться теми же вопросами, ибо никакая эволюция не в силах объяснить его финала. Что заставляло ящерку оставаться возле тела убитого хозяина? Явно не вопросы выживания и приспособляемости к среде…

С собаками, впрочем, у Дэннета тоже как-то не задалось. Для начала, снова взяв пример из литературы (да еще из какой! из Гомера), он утверждает: «Люди менее склонны рассказывать об удручающей глупости своих любимцев и часто отказываются делать выводы из тех провалов, которые они обнаруживают в их способностях. Какая умная собачка, но может ли она сообразить, как размотать поводок, закрутившийся вокруг дерева или фонарного столба?.. Казалось бы, для собаки это вполне подходящий тест на разумность… Но немного есть собак, если они вообще есть, которые способны его пройти. Способность животных обобщать на основании их отдельных разумных действий очень ограничена» [1]. По сравнению с людьми, как утверждает он далее.

И почему его не смущает, что существует невероятное количество людей, точно также не способных раскрутить свой «поводок» и хотя бы осознать, какие именно их действия привели к «столбу», от которого они не могут отвязаться на протяжении многих лет своей жизни? Сбой в работе робота? Ошибка в эволюционной сборке? Но тогда каждый из нас – ошибка, ибо у каждого, если он честен с самим собой, найдется пример подобной тупости из собственной жизни…

Но хватит о лягушках и собаках, в конце концов, Дэннет и о человеческой психике путем цитирования сообщает нам нечто поразительное, старательно угробив собственный – вполне верный – абзац: «В истории создания сознания нет этапа более возвышенного, более бурного, более значительного, чем изобретение языка. Когда биологический вид Homo sapiens овладел этим изобретением, он совершил рывок, благодаря которому намного обогнал всех других животных в способности предвидеть и размышлять. Что верно для всего вида, то верно и для отдельного индивида. В жизни индивида нет шага, открывающего больше возможностей, нежели «научение» языку. Я должен взять это слово в кавычки, так как мы уже начали понимать (благодаря исследованиям лингвистов и психолингвистов), что дети во многих отношениях генетически предрасположены к языку. Как часто повторяет отец современной лингвистики Ноам Хомский (допуская простительное преувеличение), птицам не нужно учиться использовать свое оперение, а детям не нужно учиться своему языку» [1].

Приходится допустить, что Дэннет лично не имел дела с собаками, его представления о них умозрительны (удивительно, что столь умозрительны, после знакомства с трудами Лоренца). Но с детьми-то что, тоже?! Иначе не процитировал бы убийственное изречение «отца современной лингвистики», который, в свою очередь, знает лингвистику, но не детей. Это детям-то не нужно учиться своему языку? Им бы обоим посмотреть на детей-Маугли, неспособных даже после долгого обучения освоить язык, к которому они якобы «генетически предрасположены» ... Да что там говорить о детях-Маугли, это случай крайний. Жаль, что Дэннет наверняка не смотрел и не мог посмотреть один из выпусков украинской программы «Кохана, ми вбиваємо дітей» о семье Мартынчук, где в обеспеченной, живущей в большом загородном доме семье было пятеро детей, 11 собак и влюбленная в этих собак мать семейства. В итоге все пятеро детишек бегали на четвереньках, лаяли и демонстрировали прочие собачьи повадки – а вот с родным языком у них все было ну очень плохо, несмотря на то, что они постоянно слышали человеческую речь от родителей!

«Какие ваши доказательства?»

Именно это хочется спросить после прочтения книги Дэннета – настолько в ней недостает нормального, живого, достоверного материала для исследования. Все с чужих слов, с чужого опыта. Рассказывая о результатах чужих экспериментов с обезьянами и птицами, Дэннет делает собственные выводы, выглядящие зыбкими именно потому, что самому ему, за созданием роботов-то, некогда экспериментально доказать, как работает его пресловутая «интенциональность» и стоит ли принимать ее во внимание вообще. Ну, допустим, это неочевидно? Чтобы понять прежние и предсказать будущие действия некоего индивида, мы должны принять во внимание его убеждения и желания? Допустим, но в каких случаях мы, приняв их во внимание, предскажем неверно? Где хоть одно исследование интенциональных установок в действии? Зачем нам читать про какого-то абстрактного Джима, уронившего в фонтан такую же мифическую монету? Как вообще возможно исследовать психику и сознание человека на воображаемом материале?

«Беда философии состоит в том, что она оказалась значительно более сложным феноменом, нежели это представляется ученому или человеку от искусства, поскольку она разделяет – и должна разделять – претензии и методы того и другого... Поэтому мой метод, – он будет продемонстрирован в действии, – очень серьезно принимает науку, однако тактика его более схожа с методами искусства» [2].

Какого именно? Искусство создавать мыльные пузыри из мыла, сваренного другими – тоже искусство…

Литература:
  • 1. Дэниел Дэннет. Виды психики: на пути к пониманию сознания. [Электронный источник] // http://psylib.org.ua/books/dennd01/index.htm
  • 2. Юлина Н.С. Дэниел Деннет: концепция сознания и личностного // История философии № 5 – М.: ИФ РАН, 2000. [Электронный источник] // https://iphlib.ru/greenstone3/library/collection/articles/document/HASH010cf602b13e6b7ba082197a#_edn4  

Автор: Румянцева Елена

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна


Купить в Литрес Купить в OZON Купить в Лабиринте

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Прочитано 126 раз

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях, чтобы быть в курсе новостей:


На лучшие статьи по психологии, вышедшие за последнюю неделю.

июня 02, 2016
Видео 14242

Рецензия. «Бог в нейронах» в рамках Теории всего от Атена

«Мы – глобальная сеть нейрохимических реакций». «Бог в нейронах». Теория всего от Атена. Всё новые и новые открытия в области психологии и психиатрии приводят учёных к философским тупикам. Способности науки ограничены уровнем сложности измеряющих устройств и…
июня 01, 2017

Эффект Барнума-Форера

Почему люди верят в гороскопы и астрологию? Одно из объяснений заключается в том, что интерпретации, которые они предоставляют, являются «истинными» практически для каждого читателя. Они верны, потому что состоят из нечетких положительных обобщений с высокой…
апреля 19, 2017
Ухтомский А. А. «Доминанта»

Ухтомский А. А. «Доминанта»

Русский физиолог Алексей Алексеевич Ухтомский ввел в научный обиход понятие доминанты в самом начале ХХ века (10-е годы). Сегодня в ситуации междисциплинарного взаимодействия это учение принимается как психологами, так и физиологами, биологами, неврологами.…
вверх