Меню
Пятница, 25 мая 2018 23:59

Ганс Айзенк. Психология: Польза и вред. Смысл и бессмыслица. Факты и вымысел

Что мы знаем об авторе? Даже те, кто далек от психологии, наверняка слышали про знаменитый тест Айзенка на уровень интеллекта или про его тест на выявление темперамента. В анализируемом большом труде, который включает в себя сразу три книги, предпринята попытка систематизировать научные психологические знания по самым разным направлениям: с позиций психоанализа, гештальт-подхода, бихевиоризма, гуманистических теорий. Своей задачей автор видел отделение зерен от плевел: он старался оставаться максимально объективным, обосновывал собственные критические высказывания, подробно изучал всевозможные психологические эксперименты и «продлевал» их, давая собственное видение гипотетического, умозрительного «продолжения» эксперимента. Так, говоря об обусловливании, открытом И. Павловым, он доказывал, что, если продолжить эксперимент и искусственно подавить у собаки условный рефлекс, он с новой силой будет возникать вновь и вновь по прошествии времени, и это связано с законами возбуждения и торможения, которые русский физиолог Павлов, возможно, и сам недооценил.

Труд Айзенка называют неоднозначным и противоречивым, и это действительно так. Однако сам автор считал, что цель этой книги – не убеждение, и даже не систематизация имеющегося знания, но стимул к диалогу с читателем, активизация его размышлений. Эта книга доставит интеллектуальное удовольствие любому, кто так или иначе связан с психологией.

Чем полезна психология?

В первой части этой большой работы Айзенк анализирует психологию как объект многих споров и дискуссий. Почему политики скептически относятся к психологии? Почему не выделяются достаточные средства на проведение научных исследований в этой области? Потому что психология выглядит не всегда убедительно, недооценивается ее значимость, в конце концов, итоги исследований могут вызывать опасения у заинтересованных в манипуляции политиков.

Степень объективности данных проверяется, например, на основе тестов интеллектуального потенциала человека. Можно ли доверять тестам умственных способностей, как они составлены, что поддается конкретному измерению в столь многогранном феномене, как личность? Кстати, будучи автором тестов на уровень интеллекта, Айзенк утверждает: «Правильно составленные тесты измеряют скорость умственных действий, которые являются основой их эффективности» [1, С. 42]. Интересно учесть, что умственные способности не есть величина постоянная, поэтому тесты условны в том смысле, что измеряют лишь актуальный уровень, а с годами он изменяется. Но тогда возникает еще один закономерный вопрос: можно ли говорить о падении интеллекта в рамках нации? А научно подтвержденных данных на этот счет нет, притом что система образования в ряде стран находится просто в плачевном состоянии, и многие сетуют на падение уровня интеллекта молодежи.

Полезность психологии сказывается и на области труда. Интересны размышления Айзенка о методах отбора персонала. Он критикует собеседование как изживший себя метод, подтвердивший свою неэффективность, но повсеместно используемый и сейчас. На этот счет есть научные доказательства: исследования Бине, Холлингворта убедительно доказали ложность прогнозов на основе собеседования. Что же тогда делать? Айзенк предлагает – проводить психологические тесты (например, способности и темперамент, если работа идет в экстремальных условиях, или специальный тест на вождение для отбора водителей). А при отборе будущих студентов важно учитывать не просто компетенции, но и тип личности, и характер. Такой подход к социальным сферам действительно может оправдать себя. Но сколько времени пройдет, прежде чем мы будем готовы отказаться от устаревших моделей социального поведения?

Отклонение от нормы

Айзенк ставит еще одну проблему: нарастание психических заболеваний в обществе в геометрической прогрессии. И решает ли психотерапия в таком случае свои задачи? После проведенных исследований оказалось, что 2/3 пациентов-невротиков выздоравливают как после курса психотерапии, так и находясь в психиатрических стационарах (проходя медикаментозное лечение). Говорит ли это в пользу психотерапии? Нет. Хотя и недооценивать ее тоже не стоит.

В этой части работы особенно интересна критика психоанализа Айзенком. Нет, он не склонен полностью отказываться от достижений З. Фрейда – все-таки открытие сферы бессознательного, работа с детскими травмами, защитными механизмами, подавленными желаниями – все это имеет рациональное зерно и оказало большое влияние на развитие психологии как науки. «Мне бы не хотелось, чтобы читатель подумал, будто я являюсь ярым противником психоанализа во всех его проявлениях. Как и многие другие психологи, я ценю тот свежий глоток воздуха, который Фрейд вдохнул в затхлую, сухую атмосферу академической психологии XIX века. Гениальность его ума открыла нам двери в новый мир, а его необычная проницательность подарила множество интересных теорий и гипотез, над которыми ещё долго будут размышлять исследователи. Безусловно, многие идеи Фрейда являются важными, но это вовсе не значит, что мы должны соглашаться с ним во всём и воспринимать его теорию как некое откровение свыше» [1, С. 230-231]. Психоанализ как раз и занимался первоначально отклонениями от нормы – Фрейд исследовал, в первую очередь, невротических пациентов.

Однако он считал, что корень пессимистичности личности – в том, что произошло слишком раннее отлучение от груди. Как показывает Айзенк, корреляция есть, но можно предположить, что у депрессивной матери рождаются депрессивные дети, и такие матери рано отлучают детей от груди. Что превалирует: наследственность либо окружающая среда – остается открытым вопросом.

В чем же, по Айзенку, недостатки психоанализа?

  • Ненаучный подход. «Психоанализ пытается, скорее, понять, чем объяснить, а значит, он не является научным и к нему следует подходить с позиций веры, а не с позиций доказательств и научного обоснования» [1, С. 215].
  • Уровень аргументации. «Доказательства – в основном, клинические, а не экспериментальные» [1, С. 218]. И если в клинических случаях какие-то проявления закономерны, носит ли это характер типизации? И справедливо ли для нормальных индивидов, без патологий? При этом аргументация не имеет системного характера, что тоже важный недостаток. Отсутствие контрольной группы влечет за собой субъективность выводов, нередко в угоду терапевту.
  • Сильная эмоциональная связь клиента и терапевта. Это приводит к неизбежным искажениям и привносит много субъективного.
  • Размытость гипотез Фрейда. А потому – их неуязвимость перед критикой. «Психоаналитики слишком обобщают свои заключения» [1, С. 226].
  • Претензия на универсальность. «Психоаналитики применяют свои принципы к социальным явлениям в целом, хотя факт их применимости в данном случае не доказан» [1, С. 226].
  • Искусственность аргументов. «Психоаналитики подстраивают факты под свои аргументы» [1, С. 228].

Вывод Айзенка: «Вместо экспериментально проверенных выводов из чётко сформулированных гипотез мы обнаруживаем всего лишь анекдотичные свидетельства, собранные довольно случайным образом из индивидуальных историй болезни. Этот недостаток достоверных доказательств часто скрывается от читателя превосходными писательскими способностями Фрейда, за что в Германии ему заслуженно была присуждена премия Гёте за достижения в области литературы. Однако в науке убеждение не должно подменять доказательств, и нам следует более тщательно исследовать доказательные попытки Фрейда, прежде чем сделать вывод о достоверности его гипотез» [1].

Социальные установки

Это тоже важный вопрос, который затрагивает развитие общества в самом широком понимании. Стереотипы – это то, с чем мы встречаемся ежедневно. И их модальность (положительная или отрицательная) связана с устоявшимися субъективными отношениями. Так, говоря об антисемитизме, Айзенк приводит тест на отношение к евреям и попутно доказывает, что в основе любого стереотипа лежит эмоция – а значит, никакие доказательства и апелляции к уму не работают. Так и опросы общественного мнения – важны и востребованы, особенно сейчас, но методика и корректность их составления оставляют желать лучшего: выявляются погрешности формулировок ответов, факторов, влияющих на ответы. То есть, вопрос валидности опроса очень важен (интересно, что и самого Айзенка критиковали за размытость, а то и неверность ответов и формулировок в его тестах на уровень интеллекта).

Пограничные зоны науки: гипноз и внушаемость

Во второй части своего труда Айзенк рассматривает феномен гипноза. Как и в случае психоанализа, многие пациенты утверждают о наступлении улучшений после сеансов, однако проверить эти результаты не представляется возможным (эксперименты Месмера, Брейда, Бернхейма, Либо, Шарко). Закономерность такова: «чем проще задача, тем больше улучшение, и наоборот, чем сложнее задача, тем меньшим будет улучшение» [1, С. 335]. Если обратиться к Фрейду, то сам он считал, что степень погружения в гипнотическое состояние напрямую связана со степенью переноса. Понятие «перенос» трактуется в книге Айзенка в более широком смысле, нежели это понимал сам Фрейд.

Детекторы лжи

Анализируя феномен детектора лжи, Айзенк приходит к выводу: «чтобы быть признанным в качестве доказательства лжи, физиологический отклик на релевантный вопрос должен полностью отличаться от физиологического отклика на нерелевантный вопрос» [1, С. 373]. Учет этого аспекта позволит избежать погрешностей при проверке на детекторе лжи.

Телепатия и ясновидение

В части работы, анализирующей данные феномены, рассматриваются работы Райна, Тиррела, Соула, Карингтон, которые «оставляют, кажется, очень небольшую возможность для отрицания того, что «предвидение» существует» [1, С. 425]. Причем когда индивид обладает чем-то одним, есть большая вероятность наличия и способностей ко второму.

Толкование сновидений

Эта глава буквально повторяет название работы Фрейда. «Согласно теории Фрейда и многих других…сновидения ничего не открывают о будущем» [1, С. 438]. А посвящены исключительно прошлому и настоящему, в символической форме. Здесь тоже не обходится без критического подхода к психоанализу: Фрейд считал, что в сновидении все имеет смысл (но эта мысль существовала в культуре давно, а он лишь ее популяризировал), все связано с удовлетворением желания (и это тоже не оригинально), причем сознательно подавленного (и только эта мысль – действительно открытие Фрейда (см.: [1, С. 439]). Да и метод словесных ассоциаций, как доказывает Айзенк, скорее, открытие Ф. Гальтона. Кроме того, не доказана правомерность символического толкования снов (так, Холл доказывал, что одно и то же действие у разных людей вызывает разные реакции и ассоциации).

Измерение отдельных сторон личности: парадокс или реальность?

Человек – это существо биологическое и социальное одновременно, а потому «...изучение только сегментарных процессов в полной изоляции мало что скажет о поведении всего организма» [1, С. 467]. Работы И. Павлова, русского физиолога, заслуживают уважения, с точки зрения Айзенка, хотя русский ученый снисходительно относился к психологии. Важным итогом экспериментов Павлова стало не только открытие обусловливания, но и тезис о том, что «торможение рассеивается быстрее, чем возбуждение» [1, С. 534] – а это важно для психотерапии. Вот почему искусственное погашение реакции собаки на стимул в виде звоночка кратковременно (гипотетически): собака рано или поздно «вспоминает» реакцию слюноотделения в ответ на звонок и продолжает ее выдавать даже после погашения этой реакции. То же касается и травматического опыта: искусственно погашенный, вытесненный, «забытый», он вновь и вновь будет напоминать о себе, пока не окажется полностью проработанным в сопровождении профессионального психолога. «Обусловливание – неотъемлемая основа социализации» [1, С. 549], - считает Айзенк.

«Аналогично этому, там, где Фрейд приписывает бескорыстность и духовную деятельность супер-эго, происходящему от родительского обучения и примера, психолог будет рассматривать обусловливание по теории Павлова как средство достижения этой цели» [1, С. 550]. Но в первом случае это не доказано точным методом, во втором – доказано. Здесь вновь столкнулись «биологический» и «социальный» аспекты трактовки личности.

Личность во всей ее сложности

В последней части книги речь идет о личности, в том числе, в контексте политики, и приводятся интересные исследования о том, что люди среднего класса – более покладисты, а из рабочей среды – более склонны проявлять непримиримость. Рассматривается фашизм, коммунизм, с общими допущениями о том, какие именно личности поддержали эти массовые движения. Вопрос экстраверсии/интроверсии, эмоциональности/рациональности является одним из базовых, когда речь о специфике характера.

И наконец, ученый вновь возвращается к категории научности/ненаучности. Можно ли исследовать ум, душу психику? Нет. А вот поведение – да, и именно этим занимается психология. Поведение – следствие активности ума, психики и души.

«На протяжении тысячелетий человечество пыталось управлять поведением людей, не прибегая к помощи научного подхода и лабораторных исследований, и потерпело явную неудачу. Возможно, и научно-лабораторный подход тоже не справится с этой задачей» [1, С. 674].

Что ж, согласимся с Айзенком – этому авторитету в психологии точно можно доверять, судя по той основательности, с которой он подошел к объему накопленного за столетие с небольшим психологического знания. Однако уже то, что психологи пытаются честно и с большим интересом анализировать и прогнозировать, на первый взгляд, непредсказуемое поведение человека, вторгаются в неисследованные зоны, преодолевая скепсис и насмешки, дают мощный стимул развитию человеческой цивилизации – безусловно, заслуживает уважения. И вызывает большой интерес.

Источник: Айзенк Г. Психология: Польза и вред. Смысл и бессмыслица. Факты и вымысел, Минск, Харвест, 2003, 729. Электронный ресурс: Режим доступа: http://www.klex.ru/nbo. Дата доступа: 24.05.2018.

Автор: Павловская Гражина, психолог.

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна


Купить в Литрес Купить в OZON Купить в Лабиринте

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Прочитано 1114 раз

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях, чтобы быть в курсе новостей:


 

На лучшие статьи по психологии, вышедшие за последнюю неделю.

июля 08, 2017
Инерция и ригидность мышления

Инерция мышления

В одном сборнике логических задач читателям было представлено следующее задание: «Археолог нашел монету, на которой было указано, что она изготовлена в 7 году до н. э. Но коллеги сразу сказали ему, что это подделка. Как они это определили?». Сам автор в конце…
октября 03, 2015

Осознанные сновидения: психофизиология и феноменология

Научные исследования сна Сон – явление человеческой жизни, постоянно притягивающее внимание писателей, философов, мистиков, художников, ученых. По-настоящему глубокие, основанные на объективных методах научных исследований труды о сне стали появляться только…
ноября 14, 2016
Кэмпо - традиция воинских искусств

Путь к гармонии. Рецензия на книгу А.А.Долина Г.В. Попова - Кэмпо - традиция воинских искусств

Современный западный мир, с его стремлением к материальному успеху, нацеленностью на результат, философией потребления оказался в невольной западне – ловушке стрессов, в основе которых очень часто лежит утрата контакта с собственным «я». Как…
вверх