Меню
Пятница, 21 апреля 2017 14:22

И. Ялом «Все мы творения на день и другие истории»

Магия эпиграфа: одна из последних книг И. Ялома, психотерапевта с мировым именем, предварена большой цитатой из «Размышлений» Марка Аврелия, которая заканчивается так: «Всегда помни, что скоро ты станешь никем и нигде».

Действительно, 81-летний практикующий психотерапевт неизбежно, иногда очень часто жестко сталкивается с проблемой умирания, восприятия смерти, страхами и тревогами – и в силу собственного возраста, и в силу запросов пациентов. Поэтому лейтмотивом работы Ялома проходит тема смерти в самых разных ее интерпретациях: будь то потеря пациентом единственно значимого собеседника и духовного партнера («Лечение по кривой»); или волнение клиента по причине того, что все любимые и близкие оказались смертны, и он так же боится потерять психотерапевта («Быть настоящим»); или смерть как повод праздновать жизнь оставшихся («Покажите своим детям, чего вы стоите»); или поиск выгод рака, когда дни уже сочтены («Эта чертова смертельная болезнь»). В конце книги есть короткие примечания для читателя, и особенно волнующе читать, что герои некоторых историй, рассказанных в книге, уже мертвы. «Чтобы предложить свою помощь, - считает Ялом, - психотерапевты должны иметь повышенную чувствительность к экзистенциальным вопросам». И особенно к вопросу смерти. Ведь и в нашей, и в западной культуре очень много белых пятен: мы до сих пор не знаем, как сопереживать чужому горю, как не отстраняться от горюющего, оставляя его в изоляции, нам неловко говорить об умершем, потому что страшно задеть за живое... В книге эти вопросы, прямо или косвенно, неумолимо встают и перед клиентами, и перед самим терапевтом, иногда разрастаясь до таких размеров, которые даже препятствуют эффективной работе. И тогда приходит понимание, что и сама личность терапевта должна восприниматься как текучая, подверженная многим подсознательным вторжениям, не защищенная от страхов и тревог, от проекций и склонности к ложным интерпретациям. Однако, так или иначе, автор осмысливает собственные реакции, погружается в жизнь пациентов, анализирует и свой, и чужой опыт, не боится самому себе признаваться в несовершенстве.

Образ автора

В Ирвине Яломе всегда подкупает честность по отношению к себе, своим клиентам и, конечно, к своим читателям. Он никогда не страшится оказаться некомпетентным, описывает неклассические ситуации консультирования, указывая на «человеческое, слишком человеческое», анализирует собственные неудачи, но и одновременно обнаруживает эффективность неожиданных ходов или давно признанных методик. Основной принцип психотерапии, согласно Ялому, – это максимальное соприсутствие, которое само по себе несет мощный терапевтический потенциал. Второй момент, о котором психолог не устает напоминать, – это безотказно действующий метод «здесь и сейчас». Если возникает тупиковая ситуация, безошибочным решением для попавшего в тупик терапевта может оказаться анализ происходящего в его диалоге с клиентом – ведь оно – зеркало, иллюстрирующее бессознательное применение клиентом неработающих механизмов, паттернов поведения, разобщающих его с другими, порождающих непонимание и разные сложности в межличностном взаимодействии.

Автор непринужденно, в обход научных концепций и теоретических подходов, известных психологическому сообществу, делится собственным опытом, который вполне можно назвать нетривиальным. «В каждом случае я придумывал, а иногда наталкивался на уникальный подход для каждого пациента, который не будет найден ни в одном учебнике по психотерапии», - признается он. Более того, Ирвин Ялом высказывает некоторую тревогу по поводу того, что за отдельными техниками и теоретическими наработками, за дискретным отношением к человеку (лечение депрессий, фобий, созависимых отношений и т. п.) можно упустить из виду самое основное – целостность личности пациента. И в этом смысле он, в прошлом клиент культового психолога Ролло Мэя, – активный последователь гуманистического подхода, в котором есть стремление учесть самые разные аспекты личности, воспринять ее целостность.

Истории Ирвина Ялома

Как правило, этот автор умеет найти нечто нетипичное в каждой истории, помещенной в книгу. В так называемой «сильной» позиции книги, в начале («Лечение по кривой») речь идет вовсе даже не о терапии в строгом смысле слова, а о «свидетельстве» терапевта: от него просто требовалось подтвердить значимость пациента для другого. Такой необычный запрос клиента выясняется не сразу, и Ирвин Ялом выделяет курсивом особенно значимые места, обращает внимание читателя, будущего специалиста, на те сигналы и знаки, которые нужно улавливать, использует прием внутреннего монолога терапевта, чтобы проиллюстрировать истинность и ложность возникающих версий.

В другом случае он показывает, как по-разному на разных клиентов может воздействовать один и тот же подход – обращение к книге «Размышления» Марка Аврелия («Все мы творения на день»). В одном случае чтение и есть открытие собственного потенциала клиентом, в другом приходится преодолевать сопротивление и возвращать клиента из интеллектуализированного, отвлеченного философствования буквально в его жизнь.

В истории «Три плача» за очень короткое время терапевту удается «вернуть себя» клиентке, которая, узнав о диагнозе близкого знакомого, обесценила их отношения и совместное прошлое. Каким образом он это сделал? Просто трансляцией обратной связи и размышлениями об эффекте, который произвели на него отдельные обороты ее речи.

В истории «Не ограничивайте меня» показано противостояние клиента терапевту, его соперничество, нежелание уступать и даже некоторые нападки на именитого психолога. «Все, что я могу сделать в рамках одной сессии, - это быть настоящим, погрузиться в жизнь пациента, предложить свои наблюдения в надежде, что он сможет раскрыть двери и исследовать новые области в себе», - такой процесс и описан в этой части книги.

А в истории «Спасибо, Молли» самым большим эффектом от терапевтических отношений, кроме прояснения внутренней ситуации клиента, стала рекомендация терапевтом хорошей домработницы, которая до последних дней поддерживала порядок в доме пациента и во многом поспособствовала «внутреннему порядку» этого человека.

Читая книгу И. Ялома, сложно избавиться от ощущения самого потока жизни: здесь представлена галерея ярких характеров, и на фоне их многообразия – автор, поворачивающийся к читателю самыми разными своими сторонами: и внутренним беспокойством от эффективности своей помощи, и сомнениями по поводу выбора того или иного подхода, и аспектом внимательного наблюдателя, для которого не существует мелочей в одежде, позе, походке, интонации… Но самое главное авторское амплуа, безусловно, роль мастера психотерапии, с колоссальным жизненным опытом, с мощно развитой интуицией, с непрекращающимся самоанализом. Простые по форме диалоги клиента и терапевта открывают новые смыслы и новые возможности для самоанализа и работы с самыми разными, в том числе неожиданными запросами клиентов.

Рассказанные в книге истории окажутся чрезвычайно полезными и информативными не только узким специалистам, но и любому, кто хоть когда-то задумывался об экзистенциальных вопросах.

Источник: И. Ялом. Все мы творения на день и другие истории. – М.: Московский институт психоанализа, 2014.

Автор: Павловская Гражина, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна


Купить книгу в Литрес Купить книгу на ОЗОН Купить книгу в Лабиринте

 


Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!



Прочитано 2120 раз

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях, чтобы быть в курсе новостей:


 

На лучшие статьи по психологии, вышедшие за последнюю неделю.

октября 03, 2015

Осознанные сновидения: психофизиология и феноменология

Научные исследования сна Сон – явление человеческой жизни, постоянно притягивающее внимание писателей, философов, мистиков, художников, ученых. По-настоящему глубокие, основанные на объективных методах научных исследований труды о сне стали появляться только…
декабря 06, 2016

Краткая биография Антона Павловича Чехова

Русский писатель Антон Павлович Чехов стал одним из самых известных русских писателей 20 века за рубежом благодаря тому, что одним из первых поставил вопрос о ценности отдельного человека. В своем драматургическом творчестве личность человека он сделал…
июня 01, 2017

Эффект Барнума-Форера

Почему люди верят в гороскопы и астрологию? Одно из объяснений заключается в том, что интерпретации, которые они предоставляют, являются «истинными» практически для каждого читателя. Они верны, потому что состоят из нечетких положительных обобщений с высокой…
вверх