меню
Суббота, 30 января 2016 00:28

Спорные вопросы теории сознания Д.Чалмерс Сознающий ум. В поисках фундаментальной теории

Сознание — один из главных объектов и гуманитаристики, и естественных наук. Что есть сознание, как оно производится, как переживаются его феномены. Как вообще мыслящее существо способно представлять красное, ощущать именно то, а не иное чувство и именно так, а не иначе? На данном этапе эти вопросы еще не получили ответа, который бы рассеял все сомнения. Д. Чалмерс (математик и представитель аналитической философии) предлагает свою объясняющую концепцию, выстраивая ее в манере диалога с читателем, отвечая на возможные возражения, признавая неполноту или спорность аргументов, и увлеченно настаивая на ценности предлагаемых объясняющих моделей. Что верно, так это то, что Чалмерс «Искренне ищет истину» [4]. В данной статье анализируются лишь некоторые положения теории и небесспорные идеи ученого.

Математик, специалист в области информационных процессов и … философ

Д. Чалмерс — математик по образованию, изучавший в Университете Индианы философию, основы когнитивной психологии и искусственного интеллекта, создал собственную теорию сознания к 1992 году. Через два года в Университете Аризоны он впервые выступает с речью по проблемам сознания, которое тогда казалось еще более сложным объектом исследования, чем сейчас. Выступление породило предположения, что философ возвращает на арену науки, давно изгнанную оттуда душу. В 1996 годувышлаегокнига «Сознающийум. Впоискахфундаментальнойтеории» (David J. Chalmers «The Conscious Mind in search of a Fundamental Theory»). На русском языке она впервые опубликована в 2013 году. Перед читателем труд, в котором предпринята попытка обосновать нефизическую природу сознания. Эта работа содержит как множество интересных фактов и идей, так и множество достаточно спорных положений и отличается к тому же невероятной противоречивостью. Так или иначе, она стала шагом (и довольно провокативным) на пути к пониманию тайн сознания, фундаментальной теории которого нет по сей день.

Феномен сознания: к постановке проблемы или что такое квалиа?

Одну из проблем, стоящих на пути познания того, что именуют сознанием, Чалмерс видит в неспособности современной науки, изучающей физические феномены, встать на позицию понимания сознания как субъективного переживания. Фактически Чалмерс предлагает взглянуть на сознание как оформленное субъективное. Чалмерс не выступает против попытки объяснить сознание в терминах физической науки, но полагает это решение слишком простым и не соответствующим сложности феномена, предполагая, что настолько серьезный объект не может быть рассмотрен только с позиций какой-либо одной области научного познания, что необходимо вывести его в межнаучное пограничье, подобно не менее сложным вопросам, касающимся определения жизни. Не отрицая, что наличие сознания - природный феномен, явление присутствующее у человека и других биологических видов, который следует изучать как естественную природную закономерность, тем не менее, настаивает на неполноте физического объяснения.

Чалмерс определяет методологическую проблему сознания как проблему трудности наблюдения феномена. В своей работе Д. Чалмерс утверждает в качестве единственной возможности, позволяющей избежать материалистической редукции, принятие дуалистического подхода. Отметим, что в некотором смысле на дуалистическом подходе также настаивает локальный интеракционизм.

Одним из наиболее важных понятий своей концепции Чалмерс считает понятие «супервентности». Категорию супервентности можно описать с помощью утверждения: ментальные свойства события относятся к физическим свойствам того же события таким образом, что репликация (копирование в другом объекте) физических свойств необходимо влечет наличие тех же самых ментальных свойств, то есть невозможна ситуация, когда два идентичных в физическом отношении события различались бы в ментальном [3].

Еще одна ключевая дефиниция — сознание. Отвечая на вопрос, как можно было бы определить этот термин, Д. Чалмерс предлагает считать сознательным такое ментальное состояние (состояние разума), при котором субъект сознания переживает опыт осознавания: «...ментальное состояние сознательно, если можно говорить о том, каково это — находиться в таком ментальном состоянии » [1, с. 20]. Упрощенно моделью сознания по Чалмерсу можно было бы считать ментальное состояние + переживание этого ментального состояния. «То есть мы можем сказать, что ментальное состояние сознательно, если с ним связано квалитативное чувство, ассоциировано опытное качество. Эти квалитативные чувства известны также как феноменальные качества, или, кратко, квалиа. Проблема объяснения этих феноменальных качеств и есть проблема объяснения сознания» [1, с. 20]. Д. Чалмерс признает реальность квалиа, что вовсе не является повсеместно распространенной точкой зрения. Реальность квалиа, не имеющих физической природы, но оказывающих влияние на физический мир утверждалась Элитцуром. Чалмерс не разделяет эту позицию. С его точки зрения серьезное отношение к квалиа не означает отказа от каузальной замкнутости физического (событие в физическом мире может иметь только физическую причину), ученый ищет компромиссное решение, которое бы позволило связать субъективный опыт и объективные процессы в мозге.

Д. Чалмерс ставит в своей работе ряд вопросов, давая более или менее развернутые и более или менее аргументированные ответы на них:

  1. Если сознательный опыт порождается физическими системами, что, скорее всего и происходит, то как это происходит, каковы физические условия порождения тех или других сознательных состояний?
  2. Является ли само сознание физическим?
  3. Насколько распространен сознательный опыт в мире биологических существ?
  4. Почему конкретные визуальные, аудиальные и иные переживания сознания именно таковы?

Особенно Чалмерса занимает ответ на четвертый вопрос. Фактически он связан с давно его занимавшим вопросом: почему вообще существуют квалиа? Внятный ответ на этот вопрос мог бы многое прояснить. Он создает «Каталог сознательного опыта», анализируя визуальный опыт (опыт переживания цвета, формы, яркости, трехмерности пространства), аудиальный опыт, тактильный, обонятельный, вкусовой, опыт ментальных переживаний (образы воображения) и чувств (включая чувство «Я») и пр. Главный вопрос, который волнует ученого, почему переживание, порожденное физическими, химическими, биологическими механизмами именно таково, каким мы его ощущаем.

Феноменальное, психологическое и физическое в объяснении сознания

Характеризуя понятие ментального, автор говорит о двух способах его квалификации: феноменальном ментальном (как субъективно переживается ментальный опыт) и о психологическом ментальном (как переживание этого опыта воздействует на поведение и наоборот). Анализируя историю использования этого понятия, Д. Чалмерс подчеркивает, что разделение феноменального и психологического (иначе — обусловливающего) — процесс, не завершенный в современной науке. Однако феноменальное и психологическое не должны переопределяться в терминах друг друга. Всякое ментальное свойство либо имеет психологическую, либо феноменологическую природу, либо представляет собой совмещение одного и другого. Сами ментальные понятия — слова, которые обозначают ментальные состояния (боль, страх, радость и пр.) - содержат в своих значениях и феноменальный, и психологический аспекты. Независимого языка, описывающего только феноменальное, нет.

Одной из основополагающих проблем Д. Чалмерс считает бедность феноменологического словаря, которая становится одной из причин возникновения трудностей в описании феноменологического и существования постоянного дрейфа научных описаний от феноменологического к психологическому. Д. Чалмерс замечает, что, как бы ни был значителен прогресс, объясняющий свойства физических систем и их роль в когнитивных процессах, он ни на йоту не помогает понять тот вопрос, который учений считает основополагающим — вопрос о том, как физическая система порождает и переживает сознательный опыт, почему переживание осознавания такое, а не иное. Чалмерс выдвигает предположение, что звено, связывающее феноменальное и физическое не зависит от звена, связывающего психологическое и физическое. Учитывая, что он полагает феноменальное и психологическое двумя сторонами ментального, возникает не совсем обычная дуальная концепция, в объяснительной возможности которой сомневается и сам автор.

Для аналитических посылов Чалмерса в начале его труда характерен периодический возврат к понятию сознание как к дискурсу множества плавающих значений, которые никогда не актуализируются одномоментно. Наиболее важными компонентами дискурса, называемого сознанием, являются психологический смысл термина и феноменологический. Отсутствие соразмерных разным сторонам явления дефиниций приводит к путанице и логическим подменам одного другим -замечает Чалмерс, хотя сам тоже не может полностью избежать этого плавающего движения от более широкого понимания сознания к менее широкому.

Семантическое поле психологического сознания взаимодействует с понятиями бодрствования, интроспекции, языковой способности, самосознания как способности индивида мыслить о себе, внимания, произвольного контроля, знаний. Что остается за пределами психологии так это фиксация и изучение феноменальных состояний, связанных с названными процессами (отметим, что значительная часть естественнонаучного дискурса, связанного с сознанием, тоже остается за рамками психологии). Чалмерс предполагает, что, если с определенными отдельными психологическими свойствами связан и феноменальный опыт, то такой опыт может быть связан и с собственно феноменальным сознанием. Чалмерс считает, что этот опыт - психологический по сути — можно назвать осведомленностью. «Осведомленность может быть в общем виде определена как состояние, при котором мы обладаем доступом к определенной информации и можем использовать эту информацию для контроля за поведением» [1, с. 49]. «В целом, похоже, что при наличии феноменального сознания всегда имеет место осведомленность. Мой феноменальный опыт лежащей поблизости желтой книги сопровождается моей функциональной осведомленностью об этой книге, а также осведомленностью о желтом цвете. Мое переживание боли сопровождается осведомленностью о наличии чего-то плохого, обычно приводящей к уклонению, если оно возможно, и т. п. » (там же) «Понятие осведомленности вбирает в себя большинство вышеперечисленных психологических понятий сознания… . Интроспекцию можно определить как осведомленность о каком-то внутреннем состоянии. Внимание можно определить как очень высокую степень осведомленности об объекте или о событии. Самосознание может быть определено как осведомленность о самом себе…. Идея о том, что существует функциональное понятие сознания, которое может быть эксплицировано в терминах доступа, была сформулирована Блоком (Block 1995), рассуждавшим о различении «феноменального сознания» и «сознания доступа». Блоковское понятие сознания доступа почти в точности соответствует описанному мной понятию осведомленности» [1, с. 50].

Состояние изучения сознания до появления «Сознающего ума». Как это видит Дэвид Чалмерс

Д. Чалмерс анализирует различные научные позиции, касающиеся проблемы сознания, справедливо утверждая, что в центре объяснительного дискурса фактически никогда не оказывается феноменологический аспект.

Интерес представляет критический анализ редуктивных объяснений сознания (Гл. 3 «Можно ли редуктивно объяснить сознание?»). Под последними Чалмерс имеет в виду многочисленные гипотезы, ассоциированные с новыми и новейшими идеями в области физики, нейрофизиологии, когнитивистики, лингвистики и пр. Остановимся на оценке Чалмерсом некоторых из них. Жесткой критике подвергается теория сознания Дэниэла Деннета («Объясненное сознание», 1991). Главным ее недостатком является то, что, объясняя многое, она все-таки не проливает свет на основания возникновения сознательного опыта: «Все они [имеются в виду когнитивные теории, включая позицию Деннета (авт.)] предлагают интересные трактовки когнитивных функций, не касаясь при этом действительно трудных вопросов» [1, с. 151]. Трудный вопрос сознания - это проблема возникновения и переживания сознательного опыта, проблема феноменологии сознания. Немногим более позитивная оценка дается теории нейродарвинизма Дж. Эдельмана (Джеральд Эдельман «Припоминаемое настоящее», 1989. Edelman G. The Remembered Present: A Biological Theory of Consciousness): «Значительная часть работ Эдельмана посвящена объяснению скорее восприятия, памяти и языка, нежели сознания. В тех их частях, где речь идет о сознании, рассуждения зачастую туманны, но тем не менее возникает ощущение, что подобная модель в конечном счете может объяснить перцептивную осведомленность — то есть влияние процессов восприятия на последующие процессы и на контроль за поведением, - а также некоторые аспекты самосознания, в частности происхождение самости» [1., с. 154]. Одна из причин симпатии Чалмерса к идеям Эдельмана лежит, видимо, в плоскости признания ученым трудности физикалистского объяснения феномена квалиа (субъективных переживаний опыта).

Постулируя разрыв физического и сознательного. Зомби как метафора разрыва

Д. Чалмерс утверждает, что любая попытка вывести сознание из физических фактов обречена на провал. В качестве одного из доказательств отсутствия логической супервентности сознания на физическом приводится «аргумент к зомби».

Этот мыслительный эксперимент состоит в следующем: зомби, как принято считать, является существом с физической точки зрения не отличимым от человека, однако лишенным сознания. Впрочем, отметим, что в культурных традициях, использующих образ зомби, зомби лишены не столько всего комплекса явлений, составляющих сознание, сколько самоосознания в каких-то его аспектах. Физико-биологические аспекты человеческого восприятия, когнитивные феномены, связанные с выбором, сопоставлением, ориентацией в пространстве, реже — языком, восприятием мира у них, если верить кино и другим видам искусств, которые единственно и являются территорией, на которой современный человек может встретиться с зомби, очевидно присутствуют. Что указывает на возможность наличия квалиа (субъективного опыта). То есть можно предположить, что зомби способны осознавать себя чувствующими нечто, например, желание убивать, удовлетворение, получаемое при реализации этого желания, иметь образы объектов и пр. Таким образом, представление о зомби как модели лишенного сознания существа, на наш взгляд, уже означает редукцию, но не объяснений сознания, а самого сознания, ограничение его феноменальной «фактуры», сами же автором и обозначенной ранее. Разумеется, это не единственный недостаток подобного аргумента, который, фактически, основывается на самом себе.

Итак, Чалмерс в данной части исследования исходит из того, что зомби можно считать двойником человека, лишенным сознания в принципе – то есть речь идет не о культурном типе, образе, а о чистом ничем не обоснованном допущении вероятности отсутствия сознания у существа физически идентичного человеку. И Чалмерс предлагает именовать это существо зомби. Кстати, в другом месте Чалмерс, говоря о себе, пишет, что его вероятный биологический двойник необходимо обладает сознанием: «... если бы миллион лет назад где-то возникла моя копия, она была бы столь же сознательной, как и я» [1, с. 158]). Так или иначе «аргумент к зомби» становится одним из оснований вывода Чалмерса о том, что сознание прямо не связано с физиологией (материей) причинно-следственными отношениями. Следовательно, любое связывание такого рода сознания с его материальным носителем будет неполным — редуктивным.

При этом Чалмерс соглашается с тем, что структурные свойства и функции могут иметь физикалистское объяснение. Просто для объяснения сознания в целом они не достаточны. Поясняя, почему редуктивные объяснения «не работают» в случае с сознанием, но вполне эффективны в других случаях, ученый радикально заявляет: «... такая связь [имеется в виду связь причинного характера между физическими фактами и высокоуровневыми явлениями (авт.)] … отсутствует в случае сознательного опыта» [1, с. 145]. Фактически именно на аргументе к «необъясненности» (не путать с необъяснимостью!) Чалмерсом выстраивается идея необходимости оппозиционной (принципиально иной) теории. И он отстаивает по-своему интересную, но довольно спорную дуалистическую натуралистическую концепцию как радикальное решение проблемы, основывающееся на отказе от так называемых редуктивных теорий. Суть концепции в признании ментального (сознательного) наряду с физическим двумя столпами универсума. Напомним, что современное господствующее представление о строении мира основано на признании безусловной первичности материи (физического).

Фундаментальная теория сознания = фундаментальная теория универсума?

Выход за пределы редукционизма Д. Чалмерс видит в том, чтобы что-то принять за аксиому - «что-то фундаментальное». При этом из существующего поля результатов изучения сознания Чалмерс предлагает взять 1) связь сознания с осведомленностью (принцип когерентности), 2) взаимосвязь структуры сознания и структуры осведомленности (принцип структурной когерентности), 3) принцип организационной инвариантности. Эти принципы позволят использовать физические факты для «предсказания и даже объяснения некоторых фактов о сознательном опыте» [1, с. 345]. Однако все это, как он полагает, не фундаментальные принципы, а для окончательной теории нужен «набор психофизических законов, аналогичных фундаментальным законам физики».

Чалмерс полагает, что, обладая знанием базовых физических и психофизических законов, человечество получит возможность создать полное представление не только о сознании, но и об универсуме. Ученый предлагает систему теоретических конструктов (не претендуя на ее безусловную истинность), которые могут стать «скелетом» такой концепции.

Главным из значимых конструктов объявляется конструкт «информация». Автор заявляет, что информация реализуется в мире и сознании физически и феноменологически. Возникает вопрос о правомерности использования как дифиниции «информация» в том значении, на которое ориентируется автор, так и понятия реализация (realizing). Термин информация используется для обозначения абстракций, и именно в этой роли детально рассматривается автором перед констатацией факта реализации. Реализованная в физическом абстракция (с утверждения абстрактности, напомним, начинает автор) информация — это маловероятный продукт. Состояние информационного поля может рассматриваться как производное от состояние физических систем, но пока что это не являлось достаточным логическим основанием для утверждения реализации информационного в физическом. Можно допустить и обратное. Логические структуры как продукты сознания, используемые для описания и интрепретации состояний и отношений внутри физических систем и феноменов, не являются имманентными эти феноменам и системам. Хотя, видимо, определенные взаимообусловленности имеют место, но адекватное объяснение их характера, скорее всего, находится там же, где и ответ на трудный вопрос: как становится возможно переживание осознаваемого в образах и ощущениях.

Выводы Чалмерса, которые в итоге приводят его к фактическому утверждению первичности информационного пространства и рассмотрению феноменального и физического в качестве его аспектов, не выглядят достаточно обоснованными. Используем понятие супервентности и вся модель будет примерно такова: сознание логически (?) супервентно на информационном (логическом же), представляющем (проявляющим себя в …) феноменальное и физическое начала. Еще одно замечание (вернее вопрос, причем довольно «скользкий») касается утверждения Чалмерса о кодировании информации в группах нейронов или всей коре головного мозга: кто или что является субъектом кодирования?

Любопытно то, что утверждая повсеместность применения информационной теории, автор обычно приводит примеры искусственно созданных систем (компакт-диски, двигатель автомобиля, термостат и пр.). Неразличение систем биологических, самовоспроизводящих свои критериальные характеристики в своих объективных свойствах, и систем, не способных к подобного рода воспроизводству (для теории это, как пишет Чалмерс, не имеет «принципиального значения», и он прав – для информационной теории это, действительно, не имеет значения), приводит автора к череде весьма интересных предположений. Например, идея логической возможности «сознательного» термостата. Как пишет В. В. Васильев: «Симпатия к панпсихизму в дальнейшем сослужила неоднозначную службу Чалмерсу. Хотя она, возможно, способствовала распространению его взглядов в нефилософской среде, она вызывала резкую критику со стороны ряда академических философов» [2].

Не останавливаясь далее детально на рассуждениях автора, основанных на принятом им допущении, касающемся концепта информация и размышлении о причинах появления суждений о сознании, в котором довлеют элементы информационной теории, зададим еще один вопрос: не может ли объяснение согласованности «наших суждений о сознании» с «актуально существующими состояниями сознания» лежать в иной плоскости? Впрочем, для этого, вероятно, снова бы пришлось вернуться к редуктивным теориям, с которыми борется автор.

Д. Чалмерс предлагает интегрировать сознание в общую природу вещей, тем самым выведя проблему сознания далеко за пределы бытия человека, бытия иных живых существ. Глобальность цели проступает через контуры логических или схоластических рассуждений автора на протяжении всей книги. Хотя, возможно, было бы более продуктивно искать сознание не там, где вообще «есть» информация, а там, где есть возможность ее внутренне обусловленных, сопровождаемых феноменальным переживанием создания, обработки, артикуляции и использования для изменения поведения систем. Но это предполагает иное понимание сознания, чем то, которым руководствуется Чалмерс.

Кажется, что по мере развития идей автор все больше отходит собственно от трудной проблемы сознания — проблемы объяснения наличия субъективного опыта сознания к попыткам продемонстрировать преимущества информационной теории как «всеобъясняющего» дискурса. К размышлениям об информации как факторе, определяющем сознание и существование универсума, автор добавляет интерпретацию квантовой механики.

Книга Чалмерса интересна тем, что она поднимает вопрос о сознании в той плоскости, которая может оказаться полезной для выработки новых концептуальных ориентиров, несмотря на противоречивость и явную недостаточность аргументационной базы исследования.

Список использованной литературы:
  1. Чалмерс Д. Сознающий ум. В поисках фундаментальной теории сознания. М.: УРСС: Книжный дом «ЛИБЕРКОМ», 2013. – 512 с.
  2. Васильев В. В. Трудная проблема сознания // http://www.philosophystorm.org/books/vasilev-trudnaya-problema-soznaniya#t10
  3. Кузнецов А. В. Локальный интеракционизм. Новое решение проблемы ментальной каузальности // http://vphil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=1277&Itemid=1
  4. http://www.youtube.com/watch?v=ijERcw0DMH8

Автор: Лазаренко Любовь
канд. филол. наук, преподаватель


Купить книгу на ОЗОН

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter
Прочитано 4753 раз
Другие материалы в этой категории: Фундаментальная научная теория сознания »

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях, чтобы быть в курсе новостей:


Форма подписки:
Избранные статьи:
июня 29, 2017
Карл Густав Юнг «Человек и его символы»

Карл Густав Юнг «Человек и его символы»

Эта книга была последней, заключительной в жизни великого мастера психоанализа Карла Густава Юнга. Она имеет свою интересную историю и особое предназначение. Если точнее, то книга «Человек и его символы», в отличие от других работ Юнга, предназначена широкому…
июля 21, 2015

Краткая биография Альфреда Адлера

Маленький мальчик решает преодолеть свой страх, для этого ему нужно пересечь заброшенное кладбище, по мнению его одноклассников - самое страшное место в городе. Ребенок это делает не «на спор» с друзьями, не для того, чтобы утвердить свой…
ноября 21, 2015

Рецензия. Практика и теория индивидуальной психологии

Альфреда Адлера вполне обоснованно считают предтечей современной гуманистической социологии и психологии, хотя его имя и его труды известны у нас гораздо в меньшей степени, чем исследования З.Фрейда и К. Юнга. У наследия Адлера странная судьба, его идеи…
марта 05, 2017
Зигмунд Фрейд, Адлер и Юнг вместе

Неудачные попытки известных психологов выявить универсальный метод и сделать прорыв в психологии

На протяжении веков ученых и философов влекло к познанию внутреннего мира. Они стремились изучить его влияние на жизнь и поведение человека, на отношения в социальной среде. Пытались психологическими методами скорректировать насколько можно взгляды и…
Избранные теги:
вверх