меню
Воскресенье, 11 октября 2015 15:43

Карл Густав Юнг о психологических типах

Предлагаем читателю ознакомиться с основными положениями труда швейцарского психолога Карла Густава Юнга «Психологические типы» и возможностями его использования в современной практической психологии. В первой части статьи проводится краткий анализ глав этой книги К. Г. Юнга. Во второй части приводятся некоторые способы применения теории психологических типов в наши дни, проиллюстрированные примерами.

Квинтэссенция теории психологических типов К. Г. Юнга

В процессе своей врачебной практики Карл Юнг обратил внимание на то, что пациенты отличались не только множеством индивидуальных психологических характеристик, но также и типическими чертами. В результате исследования ученым было выделено два основных типа: экстравертный и интровертный. Разделение это  обусловлено тем фактом, что в процессе жизни одних людей их внимание, интерес в большей степени были направлены на внешний объект, вовне, у других же – на свою внутреннюю жизнь, то есть приоритетным являлся субъект.

Однако Юнг предупреждал, что в чистом виде один или второй тип практически невозможно встретить, так как для социальной адаптации это может служить большой помехой. Отсюда вытекает идея о существовании смешанных типов, возникающих в результате компенсации односторонности одного типа личности, но с преобладанием в нем экстраверсии или интроверсии. В следствие данной компенсации появляются вторичные характеры и типы, которые усложняют определение личности как экстравертной или как интровертной. Еще большую путаницу вносит индивидуальная психологическая реакция. Поэтому, чтобы более точно определить преобладающую экстраверсию или интроверсию, нужно соблюдать крайнюю внимательность и последовательность.

Юнг подчеркивает, что деление людей на два основных психологических типа было произведено давно «знатоками человеческой природы и отрефлектировано глубокими мыслителями, в частности, Гете» и стало общепризнанным фактом. Но разные выдающиеся личности это деление описывали по-разному, исходя из собственного ощущения. Вне зависимости от индивидуальной трактовки, общим оставалось одно: выделялись те, чье внимание направлялось и было зависимо от объекта, отвращаясь от субъекта, то есть, себя, и те, чье внимание отторгалось от объекта и направлялось к субъекту, его психическим процессам, то есть обращалось на свой внутренний мир.

К. Г. Юнг отмечает, что любому человека свойственны оба этих механизма, при большей выраженности одного или второго. Их интеграция – естественный ритм жизни, аналогичный функции дыхания. И все же сложные обстоятельства, в которых оказывается большинство людей, и внешняя социальная обстановка, и внутренний разлад редко позволяют этим двум типам гармонично сосуществовать внутри того или иного человека. Поэтому происходит перевес либо в одну, либо в другую сторону. И когда начинает властвовать один или другой механизм, происходит формирование экстравертного или интровертного типа.

После общего вступления Юнг проводит исследование в области истории выявления психических типов, начиная от античных времен и заканчивая собственным подробным описанием экстравертного и интровертного типов. В первой главе Юнг осуществляет анализ проблемы психических типов в античной и средневековой мысли. В первом разделе этой главы он проводит сравнение между античными гностиками и носителями противоположной точки зрения - ранними христианами Тертуллианом и Оригеном, чтобы на их примере показать, что один был личностью интровертного типа, а второй - личностью экстравертного типа. Юнг отмечает, что гностики предложили разделение людей на три типа характера, где в первом случае преобладало мышление (пневматик), во втором - чувство (психик), в третьем – ощущение (гилик).

Выявляя тип личности Тертуллиана, Юнг указывает, что он в своей приверженности христианству принес в жертву то, что являлось самым ценным его достоянием - свой высокоразвитый интеллект, свое стремление к познанию; чтобы полностью сконцентрироваться на внутреннем религиозном чувстве, на своей душе, он отринул свой ум. Ориген, напротив, в мягкой форме введя в христианство гностицизм, стремился к внешнему познанию, к науке, и, чтобы освободить интеллект на этом его пути, совершил самооскопление, тем самым убрав помеху в виде чувственности. Юнг подводит итог, утверждая, что Тертуллиан был явным примером интроверта, причем осознанного, ведь ради сосредоточения на духовной жизни, он отказался от своего гениального ума. Ориген же, чтобы отдаться науке и развитию своего интеллекта, принес в жертву то, что в нем было выражено более всего – свою чувственность, то есть он был экстравертом, его внимание было направлено вовне, на познание.

Во втором разделе первой главы Юнг рассматривает богословские споры в раннехристианской церкви, чтобы показать на примере противостояния эбионитов, утверждавших, что Сын Человеческий имел людскую природу, и докетов, отстаивавших точку зрения, что Сын Божий лишь имел видимость плоти, принадлежность одних к экстравертам, вторых - к интровертам, в контексте их мировоззрения. Интенсивность этих споров привела к тому, что первые во главу угла стали ставить людское чувственное восприятие, направленное вовне, вторые главной ценностью стали считать асбтрактное, внеземное.

В третьем разделе первой главы Юнг рассматривает психотипы в свете проблемы пресуществления, актуальной для середины IX века нашей эры. Снова он берет две противоборствующие стороны для анализа: одну – в лице Пасхазия Радберта, настоятеля монастыря, утверждавшего, что во время обряда причастия вино и хлеб обращаются в плоть и кровь Сына Человеческого, вторую – в лице великого мыслителя - Скота Эригены, не желавшего принимать общее мнение, отстаивавшего свою точку зрения, «измышления» своего холодного рассудка. Не умаляя значения этого священного христианского ритуала, он утверждал, что причастие – это память о последней вечере. Утверждение Радберта получило всеобщее признание и принесло ему популярность, так как он, не обладая глубоким умом, сумел почувствовать веяния своего окружения и придать великому христианскому символу грубую чувственную окраску, поэтому Юнг указывает нам на четко выраженные черты экстраверсии в его поведении. Скот Эригена же, обладая незаурядным умом, который он сумел показать, отстаивая точку зрения, основанную лишь на личном убеждении, напротив, встретил бурю негодования; не сумев вчувствоваться в веяния своей среды, он был убит монахами того монастыря, в котором жил. К. Г. Юнг относит его к интроверсивному типу.

В четвертом разделе первой главы Юнг, продолжая исследование эстравертного и интровертного типов, сравнивает два противоположных лагеря: номинализм (яркие представители – Атисфен и Диоген) и реализм (лидер — Платон). Убеждения первых основывались на отнесении универсалий (родовых понятий), таких как добро, человек, красота и т.д. к обычным словам, за которыми ничего не стоит, то есть производилась их номинализация. А вторые, напротив, придавали каждому слову одухотворенность, обособленное существование, утверждая абстрактность, реальность идеи.

В пятом разделе первой главы, развивая свою мысль, Юнг рассматривает религиозный спор Лютера и Цвинги о причастии, отмечая противоположность их суждений: для Лютера важным было чувственное восприятие обряда, для Цвингли же – приоритетное значение имела духовность, символичность причастия.

Во второй главе «Идеи Шиллера о проблеме типов» К. Г. Юнг опирается на работы Ф. Шиллера, которого он считает одним из первых, кто прибегает к анализу этих двух типов, связывая их с понятиями «ощущение» и «мышление». Отмечая, впрочем, что этот анализ несет отпечаток собственного — Шиллера — интровертного типа. Интроверсию Шиллера Юнг противопоставляет экстраверсии Гете. Параллельно Юнг размышляет о возможности интровертного и экстравертного толкования значения универсалии «культура». Ученый анализирует статью Шиллера «Об эстетическом воспитании человека», полемизируя с автором, обнаруживая истоки его интеллектуальных построений в его чувстве, описывая борьбу поэта и мыслителя в нем. Юнга привлекает труд Шиллера в первую очередь как философско-психологическое размышление, ставящее вопросы и проблемы психологического толка, хотя и в шиллеровской терминологии. Большое значение для понимания теории Юнга имеют его рассуждения о символе у Шиллера как серединном состоянии, компромиссе между противоборствующим сознательными и бессознательными мотивами.

Далее Юнг рассматривает деление поэтов Шиллером на наивных и сентиментальных и приходит к выводу, что перед нами классификация, основанная на творческих особенностях поэтов и особенностях их произведений, которую невозможно проецировать на учение о типах личности. Юнг останавливается на наивной и сентиментальной поэзии как примерах действия типических механизмов, специфики отношения к объекту. Так как от типических механизмов Шиллер переходит непосредственно к психическим типам, аналогичным типам у Юнга, ученый констатирует выделение Шиллером двух типов, которые имеют все признаки экстравертного и интровертного.

Продолжая свое исследование, в третьей главе К. Г. Юнг рассматривает работу немецкого философа Фридриха Ницше в свете видения последним разделения на психотипы. И если Шиллер свою пару типических противоположностей называл идеалистически-реалистической, то Ницше ее именует аполлонически-дионисийской. Термин – дионисийский – своим происхождением обязан Дионису – персонажу древнегреческой мифологии, наполовину богу, наполовину – козлу. Описание этого дионисийского типа у Ницше совпадает с характерологической особенностью этого персонажа.

Так образом, название «дионисийский» символизирует свободу неограниченного животного влечения, коллективное выступает здесь на передний план, индивидуальное - на задний, творческая мощь либидо, выраженная в виде влечения, захватывает индивида, как объект и использует его как орудие или выражение. Термин «аполлонический» происходит от имени древнегреческого бога света Аполлона и передает, в трактовке Ницше, ощущение внутренних силуэтов красоты, меры и чувств, подчинившихся законам пропорций. Отождествление со сновидением четко ориентирует на свойство аполлонического состояния: это состояние интроспекции, состояние наблюдения, направленного вовнутрь себя, состояние интроверсии.

Рассмотрение типов у Ницше пребывает в плоскости эстетической, и Юнг называет это «частичным рассмотрением» проблемы. Однако, по мнению Юнга, Ницше, как никто до него, приблизился к пониманию бессознательных механизмов психики, мотивов, лежащих в основе противоборствующих начал.

Далее – в четвертой главе «Проблема типов в человековедении» - Юнг изучает труд Фюрно Джордана «Характер с точки зрения тела и генеалогии человека», в котором автор подробно рассматривает психотипы интровертов и экстравертов, используя собственную терминологию. Юнг критикует позицию Джордана в вопросе использования в качестве основного критерия активности для различения типов.

Пятая глава посвящена проблеме типов в поэзии. Опираясь на образы Прометея и Эпиметея в поэзии Карла Шпиттелера, ученый отмечает, что конфликт этих двух героев выражает, в первую очередь, противостояние между интровертным и экстравертным вариантами развития в одной и той же личности; однако поэтическое творение воплощает эти два направления в двух отдельных фигурах и их типических судьбах. Юнг сравнивает образы Прометея у Гете и Шпиттелера. Размышляя в этой главе о значении объединяющего символа, Юнг отмечает, что поэты способны «читать в коллективном бессознательном». Помимо современного ему толкования культурой символа и духа противоположностей Юнг останавливается и на древнекитайском, и на брахманистическом понимании противоположностей и объединяющего символа.

Далее Юнг рассматривает психотипы с позиции психопатологии (шестая глава). Для исследования он выбирает работу психиатра Отто Гросса «Вторичная церебральная функция». К. Г. Юнг отмечает, что при наличии психических отклонений выявить психотип гораздо проще, ведь они являются увеличительным стеклом в этом процессе.

Затем ученый обращается к эстетике (седьмая глава). Здесь он опирается на труды Воррингера, который вводит термины «эмпатия» и «абстрагирование», которые, как нельзя лучше, характеризуют экстравертный и интровертный тип. Эмпатия ощущает объект по определенной степени пустым и по этой причине может заполнить его своей жизнью. Наоборот, абстрагирование видит объект до определенной степени живым и функционирующим, и из-за этого пытается избежать его воздействия.

В восьмой главе своей работы Юнг переходит к рассмотрению психотипов с точки зрения современной философии. Для исследования он выбирает позицию представителя прагматичной философии Уильяма Джемса. Тот делит всех философов на два типа: рационалисты и эмпирики. По его мнению, рационалист – тонко чувствующий человек, эмпирик – личность закостенелая. Если первому важна свобода воли, то второй подвержен фатализму. Утверждая что-либо, рационалист незаметно для самого себя погружается в догматизм, эмпирик, наоборот, придерживается скептических взглядов.

В девятой главе Юнг обращается к такой науке, как биографика, в частности работам немецкого ученого Вильгельма Оствальда. Составляя биографии ученых, Оствальд обнаруживает противоположность типов, и дает им название классического типа и романтического типа. Первый указанный тип старается максимально усовершенствовать свой труд, поэтому работает медленно, он не оказывает существенного воздействия на окружение, так как боится перед лицом общественности совершить ошибку. Второй же тип – классический - проявляет абсолютно противоположные свойства. Для него характерно, что его деятельность разнообразна и многочисленна, результатом ее является большое число следующих один за другим трудов, и на соплеменников он оказывает значительное и сильное влияние. Оствальд отмечает, что именно большая скорость умственной реакции является признаком романтика и отличает его от медлительного классика.

И, наконец, в десятой главе данного труда, К. Г. Юнг дает свое «общее описание типов». Каждый тип Юнг описывает в определенной строгой последовательности. Сначала, в контексте общей установки сознания, затем, в контексте установки бессознательного, после - с учетом особенностей основных психологических функций, таких как мышление, чувства, ощущения, интуиция. И на этом основании он выделяет также восемь подтипов. По четыре на каждый основной тип. Мыслительные и чувствующие подтипы, по Юнгу, относятся к рациональным, ощущающие и интуитивные – к иррациональным, вне зависимости от того, об экстраверте идет речь или об интроверте.

Практическое применение концепции психотипов К. Юнга сегодня

Сегодня для психолога не представит никакой сложности определить основной тип личности. Основным вариантом использования этого труда Юнга является профориентация. Ведь, если человек замкнут и все медленно делает, например, продавцом в торговом зале с большой проходимостью, как и вообще продавцом ему лучше не работать. Так как эта профессия предполагает большое количество контактов в течение дня, причем не всегда комфортных, что способно в большой степени подрывать психологическое здоровье интроверта. Да и эффективность такой деятельности будет низкой. Если же, наоборот, человек относится к основному экстравертному типу, ему смело можно выбирать деятельность, связанную с большим количеством личных контактов, в том числе, в качестве лидера – управляющего или директора.

Так же эту теорию используют в семейной психологии. Причем, на этапе планирования семьи. Так как, если пара, допустим, состоит из типичного экстраверта или типичного интроверта, жизнь такого брака будет недолгой. Ведь если жена будет иметь желание сосредоточиться на муже, ограничивая им внерабочее общение, будучи максимально интровертивной личностью, а муж, напротив, являясь типичным экстравертом, будет иметь потребность в большом количестве гостей в их доме или стремление часто бывать в компании друзей, это может послужить причиной разлада, а возможно, и развода. Но, так как психотипы с максимально превалирующей какой-то одной типической установкой встречаются достаточно редко, есть возможность подобрать такого партнера, который, даже будучи экстравертом, сможет уделять достаточно внимания спутнице жизни и иметь не особенно выраженную потребность в частых дружеских контактах.

 
Литература:
  1. Юнг К. Г. Психологические типы. М., 1998.
  2. Бабосов Е.М. Карл Густав Юнг. Минск, 2009.
  3. Лейбин В. Аналитическая психология и психотерапия. СПб, 2001.
  4. Хныкина А. Чем гениален Юнг? 5 основных открытий психиатра // Аргументы и факты -26/07/15.
Автор: Елена Андреева
психолог

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Прочитано 3140 раз
Другие материалы в этой категории: О психологии брачных отношений »

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях, чтобы быть в курсе новостей:


Форма подписки:
Избранные статьи:
ноября 21, 2015

Рецензия. Практика и теория индивидуальной психологии

Альфреда Адлера вполне обоснованно считают предтечей современной гуманистической социологии и психологии, хотя его имя и его труды известны у нас гораздо в меньшей степени, чем исследования З.Фрейда и К. Юнга. У наследия Адлера странная судьба, его идеи…
июля 21, 2015

Краткая биография Альфреда Адлера

Маленький мальчик решает преодолеть свой страх, для этого ему нужно пересечь заброшенное кладбище, по мнению его одноклассников – самое страшное место в городе. Важно, что ребенок делает это не «на спор» с друзьями и не для того, чтобы утвердить свой…
апреля 25, 2017
7 драконов Хосе Стивенсона

Хосе Стивенс «Приручи своих драконов»

Хосе (Джоз) Стивенс – известный психолог и автор таких книг, как «Руководство Майкла», «Секреты шаманизма. Как использовать древнюю мудрость для улучшения и обогащения вашей жизни». В своих работах он объединяет методы традиционной психологии с…
июня 29, 2017
Карл Густав Юнг «Человек и его символы»

Карл Густав Юнг «Человек и его символы»

Эта книга была последней, заключительной в жизни великого мастера психоанализа Карла Густава Юнга. Она имеет свою интересную историю и особое предназначение. Если точнее, то книга «Человек и его символы», в отличие от других работ Юнга, предназначена широкому…
Избранные теги:
вверх